На главную Обратная связь Карта сайта
телефон в Туле:   8-(4872)-36-67-82

Протокол или прокол? УПК РФ оставляет фальсификацию протокола судебного заседания на совести судьи.

 

Нвер ГАСПАРЯН,
член квалификационной комиссии
Адвокатской палаты Ставропольского края

"АГ" № 1, 2010

 

Уголовно-процессуальные нормы не препятствуют судье изготовить протокол судебного заседания, не соответствующий ходу судебного разбирательства. В распоряжении адвокатов пока нет эффективных средств обжалования таких действий.

Искаженный протокол судебного заседания не обжалуется

В настоящий момент УПК РФ не позволяет участникам процесса обжаловать постановление судьи об отклонении замечаний на протокол судебного заседания.

В соответствии с ч. 3 ст. 260 УПК РФ по результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания.

Согласно действующему процессуальному закону постановление суда об отклонении замечаний на протокол судебного заседания (об удостоверении их правильности) в кассационном порядке не обжалуется, а его законность и обоснованность может быть проверена судом второй инстанции при обжаловании приговора вместе с уголовным делом.

Судьи вышестоящего суда не могут проверить обоснованность замечаний на протокол

Обжалуя протокол вместе с приговором, следует иметь в виду определение от 5 февраля 2003 г. № 50-о02-33 Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Котова, в котором установлено, что УПК РФ не предусматривает права участников процесса обжаловать постановление судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.

Мотивируя принятое решение, Судебная коллегия указала: «Никто из судей вышестоящего суда не присутствовал в зале судебного заседания при рассмотрении уголовного дела, вследствие чего судьи суда второй инстанции не знают и не могут знать о правильности (либо неправильности) принесенных замечаний на протокол судебного заседания, вследствие чего они не вправе проверять существо принятого решения по рассмотрению замечаний на протокол судебного заседания. Эти замечания рассмотрены председательствующим судьей в порядке, установленном УПК РФ» (Бюллетень ВС РФ. № 1. 2004. С. 18).

Аналогичное судебное решение было вынесено Верховным Судом РФ 20 февраля 2003 г. № 93-о02-16 по кассационной жалобе адвоката Ю.П. Адушева на постановление судьи Магаданского областного суда от 15 июля 2002 г., по которому замечания адвоката Ю.П. Адушева, принесенные им на протокол судебного заседания по делу по обвинению З. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ, отклонены.

Беспрецедентное определение по делу Котова «включило» зеленый свет судебному произволу при изготовлении протоколов судебного заседания. Если исходить из сделанного Верховным Судом РФ вывода, получается, что суды второй инстанции вообще не вправе пересматривать вынесенные приговоры! Ведь судьи вышестоящего суда не присутствуют при рассмотрении дел судом первой инстанции. Может быть, по такой оригинальной логике в целях объективного рассмотрения кассационных жалоб и представлений следовало бы допустить судей второй инстанции на предшествующие стадии уголовного судопроизводства в качестве наблюдателей?!

Протокол судебного заседания – основной процессуальный документ, отражающий ход судебного заседания, процесс исследования доказательств по делу, и именно по нему проверяется законность и обоснованность приговора. Однако кассационная инстанция фактически устранилась от проверки законности и обоснованности самого протокола судебного заседания.

В п. 11 ч. 2 ст. 381 УПК РФ указано только одно связанное с протоколом судебного заседания безусловное основание для отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции, а именно отсутствие протокола судебного заседания.

В судебной практике Верховного Суда РФ, имеющейся в справочной системе «Консультант-Плюс», нет ни одного судебного решения, которым бы отменялся приговор в связи с составлением протокола судебного заседания, не соответствующего ходу судебного разбирательства.

Верховный Суд РФ выработал сомнительную правовую позицию, согласно которой любые жалобы сторон на незаконность постановления судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания не удовлетворяются со стандартной формулировкой: «Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с требованиями закона и вынесено обоснованное постановление».

Судья не может объективно рассмотреть замечания

В законе предусмотрено, что замечания на протокол рассматриваются председательствующим.

Однако судья после вынесения судебного решения и изготовления протокола, подведенного под это решение, уже не может объективно рассмотреть поданные замечания, поскольку является заинтересованным в оставлении замечаний без удостоверения, а кассационных жалоб и представлений без удовлетворения.

Иными словами, при рассмотрении замечаний на протокол, председательствующий, как правило, подлежит отводу на основании ч. 2 ст. 61 УПК РФ.

Судья не может удостоверить правильность поданных замечаний, поскольку редактирование показаний в протоколе вызовет несоответствие приговора протоколу судебного заседания, что может повлечь отмену судебного акта.

Не удивительно, что рассмотрение судьей замечаний превращается в формальное мероприятие.

Суды редко удостоверяют правильность поданных замечаний на протокол, и делают это тогда, когда замечания носят несущественный характер, т.е. не влияют на квалификацию либо доказанность вины, установленных в приговоре.

Зачем рассматривать замечания после вынесенного приговора?

Возникает вопрос: для чего УПК РФ предусматривает возможность рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания уже после вынесенного судебного решения?

Более логична и обоснованна другая процессуальная последовательность действий: судья, завершая судебное следствие при выполнении требований ст. 291 УПК РФ, предлагает сторонам ознакомиться с протоколом судебного заседания и принести свои замечания, т.е. реализовать свои права, предусмотренные ст. 259, 260 УПК РФ.

Если стороны не желают знакомиться с протоколом, то суд объявляет судебное следствие оконченным и переходит к судебным прениям.

Если же стороны (сторона) желают ознакомиться с протоколом, то суд предоставляет им такую возможность, а при наличии замечаний на протокол рассматривает их, причем до начала судебных прений.

При таком порядке стороны, выступая в прениях, могут ссылаться на показания допрошенных по делу лиц, изложенные в протоколе судебного заседания. А председательствующий при рассмотрении обоснованных замечаний на протокол до вынесения приговора в большей степени заинтересован в их удостоверении.

В соответствии с ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем. По ходатайству сторон им может быть предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления.

Казалось бы, сторона вправе ознакомиться с протоколом суда до начала судебных прений. Однако суд в подавляющем большинстве случаев сторонам такую возможность не предоставит из-за неподготовленности протокола, заявив, что в силу ч. 6 ст. 259 УПК РФ протокол будет предоставлен лишь после окончания судебного заседания.

Поэтому стороны, выступая в прениях, цитируют показания допрошенных лиц неточно, нередко по своему усмотрению и в своих интересах.

И получается ненормальная ситуация: стороны выступают в прениях и цитируют «виртуальные» показания допрошенных по делу лиц, затем суд выносит приговор, основываясь на непроверенном сторонами протоколе, а затем стороны знакомятся с протоколом судебного заседания, когда рассмотрение замечаний на протокол превращается в пустое мероприятие.

Разный порядок фиксации показаний в ходе следствия и в суде

В соответствии со ч. 6 ст. 190 УПК РФ по окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая пометка.

В соответствии со ст. 277, 278 УПК РФ допрос потерпевшего и свидетелей в суде не требует прочтения и подписания допрашиваемыми данных ими показаний.

Почему же для досудебного производства законодатель установил один порядок допроса потерпевших и свидетелей, а для судебного разбирательства – другой?

Совершенно очевидно, что приведение процессуального порядка допроса потерпевших и свидетелей в суде в соответствие с порядком их допроса на досудебных стадиях уголовного судопроизводства и является панацеей от возникших проблем.

В случае публичного прочтения участникам уголовного судопроизводства их показаний, данных в суде, и удостоверения правильности их записи в протоколе, институт принесения замечаний на протокол со всеми вытекающими из него проблемами может прекратить свое существование.

О результатах рассмотрения замечаний на протокол сторона не узнает

Статья 260 УПК РФ, к сожалению, не предусматривает обязанности суда ознакомить сторону с результатами рассмотрения поданных ею замечаний на протокол, не предусматривает оглашения вынесенного постановления в судебном заседании.

Данная правовая норма представляется не сбалансированной с ч. 1 ст. 256 УПК РФ, согласно которой по вопросам, разрешаемым судом во время судебного заседания, суд выносит определения или постановления, которые подлежат оглашению в судебном заседании.

Если же суд не вызывает сторону, подавшую замечания на протокол судебного заседания, то, соответственно, эта сторона не будет присутствовать при оглашении вынесенного постановления. УПК РФ также не предусматривает извещения стороны о принятом решении.

Этим ущемляется право граждан на обжалование процессуальных решений суда, предусмотренное ч. 1 ст. 19 УПК РФ, в частности право на обжалование вынесенного постановления вместе с приговором в кассационной инстанции.

При рассмотрении замечаний на протокол лица, их подавшие, могут не вызываться

Действующая законодательная процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания несовершенна.

В соответствии с ч. 2 ст. 260 УПК РФ замечания на протокол рассматриваются председательствующим незамедлительно. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания.

Очевидным недостатком действующего процессуального закона является то, что заинтересованному суду, вынесшему приговор, дано право определять, в каких случаях следует вызвать лиц, подавших замечания, а в каких – нет. На практике суды очень редко вызывают лиц, подавших замечания, в судебное заседание, поскольку не видят в этом никакого смысла – судьба замечаний судьей уже предрешена.

Указанное выше определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Котова фиксирует недостаток действующего закона: «Судья, рассматривающий замечания на протокол, самостоятельно определяет, нужен ли вызов в судебное заседание лица, подавшего замечания, для уточнения их содержания. В данном случае судья такой необходимости не усмотрел, что является его правом и не может расцениваться как нарушение закона».

Полагаю, что участники уголовного судопроизводства, чьи показания, по мнению сторон, отражены в протоколе неверно, должны вызываться в суд для участия в рассмотрении замечаний на протокол. В случае если тот или иной свидетель не согласится с записями его показаний в протоколе и подтвердит обоснованность замечаний стороны, суд с учетом совокупности доказательств должен удостоверить правильность таких замечаний.

Участие стороны при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания является обязательным еще и потому, что имеется право предоставить аудиозапись хода судебного разбирательства для обоснования поданных замечаний.

По этим причинам сторона защиты ожидает внесения изменений в УПК РФ.

А пока этого не произошло, участникам уголовного судопроизводства не следует удивляться: протокол судебного заседания может иногда походить на фантастическое произведение, но фантасмагория в протоколе не может расцениваться как нарушение закона, а обращения адвоката в кассационную инстанцию окажутся бесплодными, поскольку никто из судей вышестоящего суда не присутствовал в зале судебного заседания при рассмотрении дела судом первой инстанции!