На главную Обратная связь Карта сайта
телефон в Туле:   8-(4872)-36-67-82

Зону приговорили. Тюремное ведомство утвердило план ликвидации существующей лагерной системы.

 

Владислав Куликов
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5126 (47) от 9 марта 2010 г.

  Хорошая жена сможет перевоспитать арестанта лучше, чем гражданин начальник

 Хорошая жена сможет перевоспитать арестанта лучше, чем гражданин начальник. Фото: Колыбалов Аркадий

 

Тюремное ведомство начало решать судьбу колоний: каждая зона получит индивидуальный план, что с ней будет в следующей жизни. На месте существующих зон должно появиться 400 тюрем различного режима и 200 колоний-поселений.
По большому счету старая лагерная система приговорена. За решеткой будет совершенно новая жизнь, и в ней каждому казенному дому найдется место. Региональные управления Федеральной службы исполнения наказаний уже примерно определились на месте, какую колонию предстоит превратить в тюрьму, а из какой выйдет неплохое арестантское поселение.
В этом корреспондент "РГ" убедился лично во время недавней командировки в Тверь. "Колония, в которую вы едете, в будущем станет тюрьмой строгого режима, - сказал как бы между делом представитель местного управления. - А соседняя колония превратится в тюрьму общего режима, все уже решено".
Всего же будут созданы тюрьмы трех режимов, где-то будет помягче (относительно), где-то пожестче. Также появятся колонии-поселения двух типов. В них особых строгостей не предусматривается, а сидеть здесь будут не опасные для общества граждане. Например, виновники дорожных аварий. Или осужденные за преступную халатность: хоть вина их порой и велика, рядом с уголовниками им делать нечего.
Как сообщил директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер, уже в этом году будет создана тюрьма особого режима, которая предназначена исключительно для криминальных авторитетов, воров в законе и закоренелых бандитов. Таких арестантов планируется держать не только под замком, но и круглосуточным видеонаблюдением.
По словам представителей тюремного ведомства, такие тюрьмы, а в перспективе и все казенные дома оснастят интегрированной системой безопасности, и это позволит перейти на бесконтактный способ несения службы. Инспектор-оператор будет нести службу на посту, оборудованном специальной аппаратурой. А двери камер оборудуют электромеханическими замками, закрывающимися и открывающимися дистанционно.
Еще одно новшество: уже сейчас тюремное ведомство в порядке эксперимента устанавливает в следственных изоляторах новейшую аппаратуру, которая позволит отказаться от хорошо знакомых каждому арестанту обысков.
Специальные сканеры, вроде тех, что сегодня стоят во всех аэропортах, без лишних проблем выявят все, что заключенный пытается пронести, образно говоря, за пазухой. Человека не придется раздевать, целыми останутся и его вещи. Сегодня же арестанты часто жалуются, что после тщательной проверки, скажем, сигареты курить невозможно. Так как они разломаны. А у ботинок оторваны подошвы, и носить обувь стало невозможно. Хотя и не проверять нельзя: у арестантов есть свои хитрости, и запрещенные вещи могут быть спрятаны где угодно. Современная техника же позволяет решать все эти проблемы простым нажатием кнопки.
Такие сканеры появятся и в особых казенных домах для лидеров преступного мира. Найти помещение для одной-двух таких "статусных" тюрем несложно. Сейчас в службе исполнения наказаний действует сто шестьдесят четыре следственных изолятора и семь тюрем. Можно перепрофилировать действующие сизо. Можно взять какую-нибудь обычную тюрьму и собрать там лидеров преступного мира. Это, как говорится, дело техники.
Открытым пока остается другой вопрос: что делать с обычными колониями, в смысле - как их перестроить? Теоретически это возможно. Программа максимум: можно снести все бараки-общежития и на их месте построить тюремные корпуса. Но это не просто дорого, это безумно дорого.
Программа минимум: поставить железные двери в спальных помещениях арестантов и отчитаться, мол, камеры готовы. Чем не тюрьма? Однако такой подход - не совсем то, к чему стремятся инициаторы реформы.
В любом случае, как уверяет руководство тюремного ведомства, все проблемы решаемы. В конце концов, на базе каждой колонии уже есть своего рода мини-тюрьмы - это штрафные изоляторы. Где-то открыли и так называемые ПФРСИ - помещения, функционирующие в режиме следственных изоляторов.
К слову, многие колонии для пожизненно осужденных - по сути те же тюрьмы - также строились на базе обычных зон. В некоторых местах корпуса для "вечных сидельцев" спрятаны внутри действующих колоний общего или строгого режима. При этом пожизненные зоны надежно отгорожены от остальных.
В общем, опыт есть. Теперь его предстоит воспроизвести в большем масштабе.
Досье "РГ"
В ходе реформы будут созданы тюрьмы трех режимов:
1. Общего режима - для впервые осужденных к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления, осужденных за преступления небольшой и средней тяжести, уже имевших судимость за подобные грехи.
2.Усиленного режима - для рецидивистов.
3. Особого режима - для осужденных за неоднократное совершение особо тяжких преступлений, в том числе получивших пожизненный срок, а также для лиц, признанных активными членами и лидерами преступных сообществ, особо опасными рецидивистами, "воров в законе", осужденных за тяжкие преступления террористической и экстремистской направленности.
В целом режим содержания осужденных в исправительных учреждениях, особенно в тюрьмах, продуман таким образом, чтобы во время обеда, прогулок, работы, учебы рецидивисты и другие опасные преступники не могли общаться с другими категориями арестантов.
Колонии-поселения двух типов будут предназначены для осужденных к лишению свободы за преступления по неосторожности, а также осужденных впервые за нетяжкие преступления.