На главную Обратная связь Карта сайта
телефон в Туле:   8-(4872)-36-67-82

Сдельное правосудие. Верховный суд потребовал тщательно проверять договоры со следствием.

 

Владислав Куликов
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5083 (4) от 14 января 2010 г.

 


Людей, заключивших сделку со следствием, будут судить в особом порядке. Но перед этим люди в мантиях должны убедиться, что человек заключил договор добровольно.
Такое разъяснение сделал в своем постановлении Пленум Верховного суда России. Согласно закону условий, когда суд может утвердить сделку, всего два. Государственный обвинитель должен подтвердить, что обвиняемый действительно помог следствию, благодаря ему не только преступление раскрыто, но разоблачены другие преступники, обнаружено украденное имущество и тому подобное. А также - и это, наверно, главное - судья должен лично убедиться в том, что обвиняемый пошел на сделку по доброй воле, не под давлением следствия или под пытками. Иначе есть риск, что человек банально оговорил себя и других, не выдержав допросов с пристрастием.
Как сказано в постановлении Пленума Верховного суда, если эти условия не соблюдены, то дело будет слушаться в обычном порядке.
Напомним, что институт досудебного соглашения, который в простонародье часто называют "сделкой с правосудием", появился в прошлом году. А в стране уже вынесено около десятка приговоров гражданам, ударившим по рукам со следствием. В списке договорных осужденных - чиновник-взяточник, милиционер-убийца, женщина-наркоторговец и глава города, занимавшийся произволом.
Однако скептики опасаются, что новая мера может породить массовый произвол среди правоохранителей. Многие правозащитники полагают, что новый порядок может развязать руки нерадивым следователям и сыщикам. Ведь суд теперь не будет вникать в сфабрикованные дела, если на обвиняемого как следует надавить и заставить того пойти на сделку. Под пытками люди и не на такое соглашались.
- Отпала необходимость в сборе доказательств объективного характера, надо лишь найти желающего сотрудничать, который, спасая свою шкуру, даст какие угодно показания на любое указанное ему лицо, - говорит доктор юридических наук Александр Арутюнов. - Не составит труда и подготовить его соответствующим образом, потому что дело-то под руками. В результате "сотрудник" укажет на такие мелочи, которые заставят суд поверить в правдивость его показаний.
Поэтому от судов и требуется не штамповать сделки автоматически, а проверять, при каких условиях были заключены. Если же и правоохранители, и преступник были честны, то суд рассмотрит дело без проволочек, а наказание будет снижено.
По статистике, в США подавляющее большинство приговоров выносится после совершения сделки с правосудием. У нас же сегодня около половины приговоров выносятся в особом порядке. Это когда следствие закончено и гражданин может примерно оценить свою судьбу: какие против него доказательства, сильна ли его позиция и тому подобное. Если он видит, что шансы добиться оправдательного приговора невелики, у него есть право попросить особого порядка, в таком случае ему также будет гарантирована скидка срока. Эта процедура в корне отличается от сделки с правосудием. Ведь при досудебном соглашении, если говорить чисто теоретически, у следствия может и не быть доказательств вины против человека, и как все сложится, еще неизвестно. Поэтому в тех же США основной работой адвоката в уголовных процессах часто становится торг с прокуратурой, чтобы добиться более выгодных условий по сделке. У наших же правоохранителей нет таких широких полномочий, чтобы, например, можно было еще и оговаривать конкретный срок. Они могут лишь объяснить, какая будет скидка. Но адвокаты могут договориться, чтобы клиенту вменили менее тяжкие статьи, и тогда срок будет меньше.
Также постановление Пленума разъясняет, как готовить дела к слушанию и в каких случаях приговор можно вынести заочно. Еще одно разъяснение: если дело было прекращено в процессе предварительных слушаний, то с обвиняемого нельзя взыскивать процессуальные издержки. Счета за назначенных адвокатов, переводчиков и т.д. можно предъявлять лишь тем, кому вынесен обвинительный приговор.