На главную Обратная связь Карта сайта
телефон в Туле:   8-(4872)-36-67-82

Завещание с подвохом

 

К спорам о наследстве все чаще привлекают психиатрию
 

Наталья Козлова,
Олег Сычев, кандидат юридических наук
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5395 (19) от 1 февраля 2011 г.

 

Странную и даже страшную тенденцию отмечают адвокаты, судьи и нотариусы. В последнее время все чаще стали опротестовывать законно оформленные завещания.
 

Почти каждый день судьи по всей стране своими вердиктами признают умерших завещателей психически нездоровыми людьми, а, следовательно, их последнюю волю - незаконной. Учитель с почти сороколетним стажем, работавший в сельской школе в Подмосковье, завещал троим племянникам (своей семьи у старика не было) скромную угловую комнатку с верандой в большом деревенском доме и маленький участок земли.
Пока наследники думали, как поделить упавшее на голову добро, прямо из ниоткуда вдруг материализовалась очень дальняя, но очень активная родственница, о которой в завещании старика не было ни строчки. Женщина проявила неутомимую активность, закидывая жалобами наследников, их руководителей на работе, суды, прокуратуру, полицию и всех, до кого у нее была возможность дотянуться. Война за наследство растянулась на несколько лет. В итоге интеллигентные племянники решили забыть о наследстве, как о страшном сне. А дама, не упомянутая в завещании, через 15 лет после смерти учителя смогла доказать в суде, что умнейший преподаватель, до последнего дня работавший в школе, был психически нездоров, а его завещание, в связи с этим, - незаконное.
 

И это далеко не единичный случай, когда последняя воля человека, оформленная заранее, не дает возможности законным наследникам получить то, что им причитается. Сложилась странная тенденция: по предположениям адвокатов, в суде оспаривается каждое второе завещание. И подавляющее большинство таких исков требует вынести решение, что умерший гражданин, составивший завещание, был при жизни психически больным, а его последняя воля - бред сумасшедшего.
В переводе на юридический язык, сегодня наследование по завещанию стало непредсказуемым. И это - несмотря на внесение в Гражданский кодекс положений, призванные усилить роль завещания. Теперь статья 1119 Гражданского кодекса РФ говорит о многом. Например, о том, что завещатель имеет право по своему усмотрению оставлять свое имущество любым гражданам. Или лишить наследства одного, нескольких или всех сразу наследников по закону и без указания причин, побудивших его это сделать. Также завещатель имеет право в любое время отменить или изменить свое завещание. При этом он не обязан никому сообщать о факте существования завещания, так же как и о его содержании.
 

Удостоверяет завещание, как правило, нотариус. Выяснение дееспособности завещателя – одна из основных его задач. Дееспособность определяется нотариусом по удостоверяющим личность документам, и во время подробной беседы с завещателем.
После кончины завещателя нередко складывается следующая ситуация: узнав об оформленном наследстве, обиженные и обделенные пытаются доказать незаконность документа, ссылаясь на недееспособность умершего. Недовольные завещанием пользуются тем, что у нотариуса нет права назначения психиатрической экспертизы. Так же нотариус не имеет права запрашивать сведения о том, состоял ли гражданин на учете в психдиспансере. В результате наследники несут иски в суд и порочат там имя умершего, утверждая, что их скончавшийся родственник, несмотря на то, что вел адекватный образ жизни и был ученым, политиком, предпринимателем, в действительности - психопат. А посему он не мог подписывая завещание, в полной мере осознавать значение своих действий.
 

Часто случается, что наследниками желают стать родственники, которые при жизни завещателю никакого внимания не уделяли, не помогали ему, но при этом считают, что должны получить наследство просто в силу родства. Не зря существует такое мудрое изречение: "Из тревожащих души усопших самые худшие - недовольные наследники".
Образовавшийся в этом вопросе правовой вакуум приводит к тому, что судьи, решая вопрос о дееспособности завещателя, чаще всего принимают во внимание заключение судебно-психиатрической экспертизы. Но и заключение экспертов, согласно статье 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, не может иметь для суда заранее установленной силы. Сами специалисты, проводящие амбулаторные судебно-психиатрических экспертизы, рассказывают о множестве случаетв, когда тяжело больные люди до конца своих дней оставались в ясном уме и могли осознанно совершать юридические действия. Юристы уверены – чтобы не допускать ошибок, суду нужно перестать слепо верить в непогрешимость выводов экспертов. Тем более, что врачи оценивают дееспособность умершего уже после его смерти.
В случае, если экспертиза по делу не проводилась, суд объективно принемает показания нотариуса, обращая внимание на то, что нет оснований не доверять нотариальному документу и пояснениям нотариуса. Суд также признает соответствующими воле граждан нотариальные действия, если в итоге проведенной по делу судебно-психиатрической экспертизы, эксперты не смогли ответить на вопросы суда. Но нередки процессы, на которых нотариуса даже не приглашают в суд.
Допуская такую ситуацию, законодатель ограничивает выражение прижизненной воли гражданина и позволяет признавать его действия по распоряжению имуществом недействительными.
В связи с этим необходимо внести изменения в законодательство и обязать суды направлять в нотариальные палаты субъектов РФ информацию о лишении (или ограничении) дееспособности людей.
Давать нотариусу право, в некоторых ситуациях, потребовать медицинскую документацию граждан или поручать соответствующему специалисту проведение освидетельствования наверное будет неправильно, потому что в этом случае получается, что нотариус заранее сомневается в дееспособности обратившегося к нему гражданина. А раз так, то он должен отказать в совершении нотариального действия. При этом, и что немаловажно, согласно статье 5-й Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" лица, страдающие психическим расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией РФ и федеральными законами.
 

В Гражданский кодекс необходимо внести изменения сокращающие основания для обжалования завещаний. Установить порядок, при котором оспорить завещание можно только при условии, если еще при жизни суд признал недееспособность гражданина. Или имеется решение суда о совершении нотариусом неправомерных действий в отношении наследодателя и его имущества. Если такие сведения отсутствуют - требования наследников являются злоупотреблением правом.
 

Завещание - это такое же важное и неотъемлемое право человека, как и право на жизнь. Тем более, что человек после своей кончины ничего не может противопоставить тем, кому пришлась не по душе его последняя воля.